«Минутное дело!» или Что происходит с вашим фото после того, как оно снято и до того, как отправлено



Все снятые фотографии обрабатываются. Однако ровно до той степени, пока эту обработку не видно. Происходит то, что я называю «незаметной ретушью». Исчезают лишние элементы, такие, как попавшие в кадр софтбоксы, следы раздражений на коже, по необходимости корректируется цвет и баланс света и тени. Человек на фото не превращается в вылизанную картинку, а остаётся собой, узнаваемым и живым.

Collapse )

Как вам может пригодиться бизнес-хэдшот?



Нашел интересную статью на английском о том, как персональный брендинг может расширить возможности вашего бизнеса и самое главное – очеловечить ваш бизнес. Переводчик из меня неважный, поэтому перевел 8 основных пунктов. Целиком можно прочитать здесь.

Collapse )

Четыре типа людей



Итак, в прошлый раз я обещал рассказать про четыре типа людей, точнее четыре типа поведения людей, оказывающихся перед камерой.

Первый тип – это те, кто избегает фотографироваться в принципе. Я быстро понял еще в начале карьеры, что если человек отказывается фотографироваться, второй раз предлагать не нужно – даже если он согласится, вся фотосессия пройдет под девизом "смотри я сделал тебе одолжение" и в случае неудачного результата – а он стопроцентно будет неудачным, виноват будет именно фотограф, ведь он уговорил человека сниматься!

Еще есть те, кто стесняются, таких большинство и наверное именно благодаря этой неуверенности мне удается переубедить их и подтянуть на пару уровней выше. Чтобы показать этот прогресс, я обычно делаю первый кадр безо всякой подготовки и потом показываю его в сравнении с одним из самых последних кадров фотосессии. Часто разница бывает очень эффектной :)

Дальше идут те, кто при виде камеры начинает позировать – это "опытные" модели, они знают, что нужно делать, но к сожалению, почти всегда это "знание" приходится переделывать, поскольку позирующие перед камерой как будто надевают на лицо неподвижную маску, а смотреть на человека в маске, согласитесь, совсем не интересно, если только вы не на карнавале.

И еще есть те, кто ведет себя совершенно естественно. В театральной среде говорят, что никто не может переиграть на сцене животных и детей. Потому что животные и дети ведут себя совершенно естественно, их не заботит количество фотооборудования, нацеленного на них, Как надо вести себя правильно, сколько человек увидит фото и что эти люди скажут о них или подумают. Они просто занимаются своим делом, то есть в процессе фотосессии – слушают и выполняют указания фотографа. Последнему остается только нажимать на кнопку.

Опыт показал, что это разделение не зависит от рода деятельности – мне приходилось снимать актеров, которые стесняются камеры и обычных людей, которые в кадре вели себя совершенно органично. Это также не зависит от природной красоты человека или фотогеничности, которая конечно помогает выглядеть лучше, однако не делает всю работу на сто процентов. Фотогеничный человек чувствует себя безусловно увереннее, но он легко может застрять на этапе позирования, не продвинувшись к естественному поведению.

Собственно задача фотографа – поднять вас по этим ступеням к естественному поведению, сделать так, чтобы вы забыли о камере и получить снимок живого человека, а не бедняги, взятого в заложники и поставленного перед камерой и лампами с ярким светом. Конечно это командная работа и без вашей готовности получить превосходный результат фотограф сам по себе ничего сделать не сможет, но он контролирует в частности ваше положение в пространстве, находит наилучшее положение головы и подходящую тему для разговора – ведь молча щелкающий затвором в темноте человек, оставивший вас наедине со своими мыслями, не самый лучший компаньон, верно?

via

Как мы выглядим?



Однажды я пригласил сфотографироваться приятеля и тот, человек по натуре очень скромный, на мой взгляд часто даже излишне скромный, старательно выполняя мои указания по постановке себя в кадре, высказал такую мысль, что да, ок, возможно это будет красиво — но ведь это будет уже не он, не тот человек, каким он привык видеть себя в реальной жизни, а значит фото не отражает действительности.

Я задумался. С одной стороны он, конечно, прав: ощущения, которые испытывает человек, выполняя указания фотографа, могут отличаться от привычных и ему будет казаться, что из него лепят кого-то другого, того, к кому он никакого отношения не имеет.

Однако вспомните: когда вы записываете свой голос, а потом слушаете его, у большинства сразу возникает мысль: это не я! Я так не звучу! Между тем это именно вы, а те голоса, которые вы слышите в кино, в театре и так далее и которые кажутся вам вполне обыденными, на самом деле — результат многолетних тренировок.

То же самое и с образом. Чтобы вытащить наружу ваше настоящее «я», необходимо проделать некоторую работу. Большую часть этой работы должен делать фотограф, поскольку вы не видите себя со стороны и он ведёт вас к этому образу. Но и вам при этом стоит некоторым образом участвовать.

О том, кому это даётся легче, кому тяжелее, от чего это зависит и почему я считаю, что термин «фотогеничность» придуман ленивыми фотографами, я расскажу в следующий раз.

via

Что такое хэдшот?



Если актеры, обращаясь ко мне за портфолио, говорят всякий раз "как вы снимаете – это именно то, что нужно кастинг-директорам: одноцветный фон и хорошо высвеченное лицо, максимально точно передающее настоящий характер человека", то не актеры, увидев хэдшот, особенно снятый на белом фоне, сразу норовят пошутить про "как на паспорт".

Кстати, забавно, но однажды несколько сотрудниц одной известной авиакомпании в частном порядке обратились ко мне за новыми фото на пропуск, но именно по причине, что они не хотели фото "как на паспорт", а хотели иметь на своих документах живые человеческие лица, благо на фото для их пропусков было разрешено улыбаться 🙂

Сейчас только ленивый не завел страничку в социальных сетях, многие таким образом продвигают свой бизнес. Это удобно: вам не надо лично являться на порог к покупателю со своим товаром наперевес. Но... с чего начинается ваше знакомство с покупателем? Точнее его знакомство с вами?

Несмотря на все преимущества онлайн общения, общение – это по-прежнему взаимодействие двух или более живых людей, и когда кто-то незнакомый пишет вам письмо или сообщение в чате, как он вас себе представляет?

Он смотрит на вашу аватарку. Посмотрите и вы. Что на ней? Селфи, сделанное однажды пять лет назад или квадратик вашего лица, заботливо вырезанный из группового фото десять лет назад, где вы вроде как себе нравитесь? А если таких фото не нашлось, то что? Какая-то абстрактная картинка, воплощающая ваши увлечения? Её в первую очередь видит ваш собеседник, и по ней складывается его впечатление о вас. Часто это то самое первое впечатление, на которое у вас не будет второго шанса.

Во время фотосессии моя задача не столько правильно выставить свет и нажимать на кнопку – техническая сторона составляет не более 10% хорошего результата. Еще 90% – это взаимодействие в процессе с целью найти в вас настоящего себя. В итоге вы получите не только готовые снимки, но и пройдете небольшой тренинг, который поможет вам понять, как вы выглядите и самое главное – как выглядеть лучше.

via

В пятницу в Weekend

было не очень людно и многоязычно. Очарованные берлинским техно-шармом туристы, как охотники на лис, с картами выходят к заветной высотке, платят 12 евро за вход и поднимаются на лифте на 12 этаж. По их лицам видно, что они не сразу соображают, куда попали.

Драг-дилеры выдают себя с головой моментально и беззастенчиво: предлагают стандартный ассортимент, а получив вежливый отказ, хозяйской походкой устремляются дальше.

Примерно до 3-х ночи музыка веселит, разноязыкие ребята восторженно носятся из угла в угол, китайцы кучкуются в курилке, итальянцы в танце бегают по залу, аборигены терпеливо не отсвечивают.

После 4-х ситуация резко меняется: туристов начинают мочить и делают это мощно, грамотно и явно не впервые. Наступает время настоящего техно. Восторженные вопли и пляски трансформируются в учащенное поглядывание в сторону выхода, а если выхода нет - в окна на серые неприветливые многоэтажки на Alexanderplatz.

Там я почувствовал себя как дома.